Я восхищаюсь этой женщиной и силой ее духа! А вы? – продолжение

С такой болезнью еще никто не рожал!

Однажды Роуз поняла, что беременна. Ни одна женщина с болезнью, как у Роуз, не рожала. Ей предстояло или стать первопроходцем, или умереть. «Мы всегда хотели детей. Но я боялась обращаться к врачам, боялась, что запретят. Мама моя – очень верующая – всегда говорила: «Если Бог захочет – он обязательно даст ребенка».

Врачи боялись брать Роуз на учет, многие склоняли ее к аборту. Было непонятно, будет ли ребенок здоров. Роуз заговорила об этом с мужем. Он сказал:

– Что может быть самое худшее? Ну, вот если у него не будет рук, ног, и он не сможет сам думать. Ты прервешь беременность?
– НЕТ! Это живой человек, он растет внутри меня. Это часть меня. Если Бог захотел, чтобы я родила этого человечка, я так и сделаю. И все, хватит об этом думать!

Сейчас Роуз даже удивляется такой постановке вопроса: «Подумайте, если бы моя мама сходила на узи, и ей бы сказали – у вашей дочери проблема с ногами, едва ли у нее будет нормальная жизнь – меня бы тут сейчас не было».

Большую часть времени врачи обращались с Роуз как с инопланетянкой. У всех была реакция – смотри, ты и так ненормальная, а теперь у тебя будет еще это…

«Я была беременна впервые. Я думала, что будет больше помощи. Я пошла к одному врачу, и он так на меня посмотрел. Нечто вроде – о да, ты попала. Как это тебя только угораздило?!»

Единственный врач, который согласился вести беременность Роуз, был доктор Волфсон. «Эта пара и особенно мать решились на беременность, и женщина приносит в жертву свою жизнь, потому что никто не знает, что будет. Никто до Роуз не проходил через это. Я с самого начала сказал, что она может умереть».

Ребенок был здоров. Рассказывает Роуз: «Однажды, когда мы делали узи, врач перечислял мне все части тела ребенка. И тут он произнес слово «бедренная». Я сразу же спросила, что это, и можно ли это вылечить. Тогда врач сказал, что это кость ноги, и что у малыша обе на месте. Я спросила, в норме ли ноги малыша, а врач сказал, что малыш ими пинается! Я была так поражена этим – мой ребенок может быть нормальным! Я готова была принять от Бога любого ребенка – здорового или нет».

Главный риск – легкие. Врач боялся, что если ребенку не будет хватать места, он может податься вверх, а это значит, он повредит всю дыхательную систему матери. Вторая проблема – кесарево. Ребенок лежал поперек, то есть кесарево надо было делать через всю полость – как делали в 19 веке. Мать Роуз присутствовала на родах, и Роуз строго сказала ей: «Если вдруг будет так, что будет малейший выбор, не переживай за мою жизнь – выбирай Люка! Только думай о ребенке».

Надо пересчитать пальчики

Кесарево сечение было полостным и очень трудным, но в итоге родился совершенно здоровый малыш! Когда Роуз впервые привезли к нему, она не могла поверить в то, что он здоров: «Я проснулась, и и помню, какой у меня был воспаленный живот. И я сразу вспомнила: «Малыш?!».
Я развернула пеленку, смотрела на его ножки, и я помню, как я считала его пальчики на ножках. Насчитала 10 пальчиков – да, он целый! Все хорошо. Все будет хорошо! Я не думала, что у меня могут быть дети. И особенно я не мечтала даже, что у меня может быть здоровый ребенок.

Сейчас Люку уже 12.

«У Люка большие успехи в футболе, я им очень горжусь. Постараюсь его сфотографировать на игре, правда в 12 лет они не очень-то стараются позировать для мамы». А еще Люк отлично катается на скейте (мама научила) и на коньках (тут он уже сам учил мать – прикрепил к ее скейту коньки и вывез на каток).

Вскоре в их дом пришло горе. Когда Люку не было еще двух, матери Роуз поставили рак в последней стадии. На ней была вся семья – отец с болезнью Альцгеймера и умственно неполноценный брат. Она укрепляла, поддерживала всю семью. Она скрепляла семью, вела хозяйство, поддерживала всех. Ее смерть была колоссальным ударом.

Мамы — они навсегда

Роуз переехала в родительский дом после смерти матери. Теперь на ней была забота о четырех мужчинах – отце, муже, сыне и умственно неполноценном брате.«Многие спрашивают – как ты это делаешь? Просто делаю. Бог велел моей матери не бросить нас, и я теперь не могу бросить».
«Инвалиды часто считают, что жизнь им что-то должна. А я росла с чувством того, что никто тебе ничего не должен! Вот все, что у тебя есть – живи! Вставай! Делай! Ищи силы! Не сиди, не реви, как все ужасно. Да, жизнь иногда отвратна, но надо все расставлять по местам. Будьте позитивными. Хватит искать только негатив».

Джим – брат Роуз –  так и не смог примириться с переездом Роуз домой: он уходил из дома, его разыскивала полиция. В итоге, когда опека пригрозила забрать Люка от семьи, было решено воспользоваться программой реабилитации инвалидов. После отъезда Джима жизнь пошла легче. И скоро Роуз обнаружила, что ждет второго ребенка.

Вторая беременность

«Моя вторая беременность была не такой легкой, как первая. Я почти всю жизнь живу с болью, но тут было особенно тяжело, все время было кровотечение, было трудно дышать, организм словно сопротивлялся новой беременности. Через несколько месяцев мне прописали постельный режим. Все по дому пришлось делать мужу. Я спрашивала у Бога – не захотела ли я откусить слишком большой кусок, больше, чем мне положено?»

Роды были нелегкими, кесарево сечение делали по месту первого шрама. Когда девочку извлекли, она не дышала. Ее пытались привести в чувство разными способами, и после нескольких безуспешных попыток она сделала первый вздох. Когда с ребенком было все хорошо, врачи смогли заняться Роуз: были выявлены главные проблемы беременности – врачи удалили желчный пузырь и аппендикс.

«Я была так рада, что мне было плохо не из-за беременности, не из-за проблем у малыша, но из-за моих собственных органов!»

11 января 2006 года родилась Шелби Сесилия Сиггинс.

«Нас выписали, и началось трудное время. У меня все болело, я с трудом двигалась, и все больше меня накрывала депрессия. Я лежу такая беспомощная, и даже не могу взять ребенка покормить – мне кажется, что из меня вывалятся все внутренности».

Вставай!

Однажды Роуз приснилась мама. Она была недовольна, что дочь ничего не делает и так бережет себя: «Я тебя не так воспитывала! Ты должна вылезти из кровати, начать жить и выполнять свои обязанности!» И Роуз начала понемногу передвигаться, вылезать из постели. Кормить и качать дочку. «Я была очень близко к черте смерти. И оно того стоит. Если мне еще раз надо будет сделать выбор между смертью и ребенком – я не буду сомневаться ни минуты!»

Через год Роуз похоронила отца. «Я должна продолжить жизнь с того момента, когда она закончилась, когда я вернулась домой заботиться об отце и брате. Поэтому передо мной сейчас стоит вопрос – какой я хочу стать теперь? Когда совсем выросла».

Красивая история, правда? Но за такой историей о своеобразной Золушке – совсем не радужные дни. Трудно с детьми — Роуз боится, что из-за ее болезни другие дети могут смеяться над Люком и Шелби. «Дети бывают жестокими».

Роуз старается знакомиться с друзьями своих детей и рассказывать им, что с ней произошло, как она может ходить и почему она совершенно нормальная мама (Да, представьте, взрослая женщина регулярно проводит разъяснительные беседы с пятилетками…)

На Роуз глазеют все и везде. Прийти в людное место – всегда испытание: хватит ли у нее стойкости выслушать все вопросы и перетерпеть все любопытные лица. У Роуз медленно сдают руки. «Руки ведь не приспособлены к тому, чтобы ходить. С возрастом мне все труднее ходить на руках. Все непомернее нагрузка на суставы». Но Роуз встает каждое утро, Роуз продолжает жить, Роуз за каждый день благодарит Бога.

Я вот все думаю, почему мы решили, что знаем, что такое красота. Вот мы решили, что красота — это 90-60-90 и верим в это. И женщины пытаются себя запихнуть в эти стандарты красоты…  Ведь есть же еще красота внутри… Знаете, какой себя можно сделать красивой внутри?! Такой, что все будут тебя помнить — вот такой красивой внутренне можно стать. Я очень стараюсь….

Подготовлено по материалам: страница Роуз Сиггинс в Facebook – https://www.facebook.com/pages/Rose-Siggins/420734870360,  Передача Extraordinary People (2005, UK)

Источник – https://www.pravmir.ru/zhenshhina-polovinka/

Падать — часть жизни, подниматься на ноги — ее проживание. Быть живым — это подарок, а быть счастливым — это ваш выбор.

 

Если вам понравился этот пост, то поделитесь,пожалуйста с вашими друзьями в социальных сетях!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code